facebook.com/alteraparsmedia
ИЗБРАННОЕ более 1000 читателей
Каждый день о событиях в культуре и бизнесе большого города
 
СМОТРИТЕALTERA PARS TV
Видео-дополнение к материалам сетевого журнала

Олег Кокорев: об увлечении, страховании и философии Кайдзен...

Владелец агентства "Страховой советник Кокорев", он попал в страхование из журналистики. И увлекся. Настолько – что за 20 лет работы не только открыл несколько успешных компаний, но и собрал музей истории страхования в губернии. Сегодня Олег Кокорев ко всему является президентом American Alumni Club в Самаре, увлекается восточной философией – учит японский, рисует иероглифы кистью на рисовой бумаге и вводит элементы Кайдзен на работе.

Олег, как родилась мысль: открыть музей?

Несколько лет назад, когда я еще был директором филиала страховой компании "Макс", мы организовали сборную выставку из единиц чужих коллекций. Эта экспозиция называлась "Чего боялся бизнес Самары в XIX веке" и, как выяснилось, стала неплохим пиар-ходом. За нее мы получили премию "Серебряный лучник". После этого я и начал постепенно покупать экспонаты. Нахожу их, как правило, на вторичном рынке. Бывает, у нумизматов встречаются неродственные экземпляры - такие, как страховые доски, например. У нас их представлено немало. Также в нашем музее есть и страховые полисы времен царской России, образцы старинных сберкнижек страховых книжек, другие редкие предметы.

Вас настолько увлекало страхование?

Оно стало для меня, можно сказать, семейным бизнесом. Мой дядя работал в малоизвестной тогда компании "Ингосстрах". В советское-то время никто вообще не понимал, что это такое и чем она занимается. Сначала он трудился в дочерней компании в Лондоне, затем перебрался в Александрию, в Египет. После создал собственную страховую компанию фирму, уже в Москве. Он очень помог мне – и методически, и интеллектуально, и финансово – создать "Самарское страховое общество", мою первую компанию. Это было начало девяностых, возможностей для бизнеса было открыто много. Все что-то пробовали делать.

У вас тогда уже был опыт управления?

Нет, я фактически сразу стал генеральным директором небольшой компании. Но тогда готовых управленцев – банкиров или страховщиков – немного было. Поэтому отсутствие образования считалось нормальным. По профессии же я математик, учился на факультете прикладной математики в Куйбышевском авиационном институте.

У вас аналитический склад ума?

Нет, что вы. Я по специальности и не работал. После получения диплома пошел офицером-двухгодичником в армию, и мы с моей молодой женой уехали в Рязанскую область, где я служил в авиационной части. Там родился мой первый сын. Потом вернулся и устроился журналистом – сначала в "Волжский Комсомолец", потом в "Самарскую газету". Писал об экономике. А потом случились девяностые, и все стало довольно жестко. И я ушел в страхование, открыв собственное дело. Потом были стажировки в Великобритании и США, получено дополнительное образование в рамках Президентской программы, которое завершилось учебной поездкой в Японию. Думаю, с этого и началось мое увлечение востоком.

Странно для президента Американского клуба

Пожалуй, что так. Раньше у меня, как и многих, действительно был период любования Америкой. Но сейчас я все больше отхожу от западной системы, поскольку она, признавая иссякание своего интеллектуально ресурса, много заимствует из восточной философии, из дзен-буддизма. Американский подход "быстрой купли-продажи" человеческих ресурсов неправилен. Человеческий ресурс – уникален, он дает невероятную отдачу. И сейчас на своем предприятии я пытаюсь внедрить философию Кайдзен. Это слово состоит из двух иероглифов, которые переводятся как "исправлять" и "к лучшему". Складывая эти понятия, получим "совершенствование". Во многих видах бизнеса успех зависит от того, насколько человек мотивирован делать над собой сверхусилие. Ведь мы даже не задумываемся о том, что не в состоянии контролировать работников, их время, то, как они ведут себя, какие эмоциональные сигналы посылают потребителю. Зачем им выкладываться, если они не уверены в том, что с ними будет через три месяца? В Японии многие предприятия добровольно принимают на себя обязательство не увольнять сотрудников, сохранять трудовые отношения с ними до их пенсии. Они обеспечивают работника интересной работой, дают ему возможность расти, поощряют его способности, но вовлекают в первую очередь не в индивидуальную, а в коллективную работу. Мой сегодняшний бизнес не предполагает традиционных продаж. Клиенты звонят нам сами, найдя информацию в Интернете либо через знакомых. И придет ли к нам этот человек зависит только от того, насколько заинтересованно будут с ним общаться мои сотрудники. Таким образом мы уже работаем третий год, и мне нравится, что не приходится применять стандартных западных техник продаж. Хотя я, конечно, со всеми ними знаком – даже писал пособия. Но опыт показал, что если человек искренне хочет отдать, то отдаст больше. Поэтому я и пытаюсь внедрить у себя элементы Кайдзен.

Японский язык уже начали учить?

Да, более того, уже получил сертификат начального уровня. Я на обучении у сенсея Тани Манао, а по вечерам занимаюсь японской каллиграфией.

Ваш любимый иероглиф?

Вот этот. Чай.

Почему чай?

В последнее время я серьезно им увлекаюсь. Чайная церемония учит концентрации на деталях. Ведь жизнь состоит из нюансов. Ты понимаешь, что живешь, лишь когда ощущаешь их, иначе твое движение бессознательно. У многих из нас весьма посредственные цели – например, стать мэром или заработать много денег. Я считаю, что концентрироваться на таких вещах, недостаточно амбициозно. Ведь это говорит о неосознанности, это мешает чувствовать жизнь.

Вы свою чувствуете?

Думаю, да.

Расскажите друзьям

FACEBOOK

ВКОНТАКТЕ

ПОЛУЧАЙТЕ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК

Подпишитесь на наш еженедельный дайджест журнала о событиях в культуре и бизнесе большого города
Реклама